Истории сотрудников агентства ФертиХелп

Дарья (Шепелева) Мазур
Основатель
Есть много тем, которые не принято обсуждать. Мы можем говорить о бесплодии, как о явлении, но невыносимо тяжело сказать своим близким и друзьям: «Мы бесплодны!». Создается вакуум, в котором люди один на один со страданием.
Еще 30 лет назад каждая 5 пара на земле была обречена на бесплодие, а в 1978 году появился первый ребенок из пробирки. Это революционно изменило мир. Сейчас в России родилось более миллиона детей благодаря этой технологии. Она развивалась с каждым днем: теперь возможно донорство ооцитов, суррогатноое материнство и генетическая диагностика. Поверьте мне, уже через пару лет станет возможным редактирование генетического кода- тяжелые наследственные заболевания останутся в прошлом.
Ещё с детства я хотела стать врачом, но вся моя семья юристы. Однажды, находясь в декрете, я решила написать диссертацию на тему юридического сопровождения суррогатного материнства. Таким образом я хотела реализовать свою мечту и быть поближе к медицине. Прошло уже больше 10-ти лет и я стала настоящим проводником в мире репродуктивных технологий. Мое призвание и миссия- помочь окружающим людям стать родителями. Я- пункт управления деятельностью компании. Я- тот человек, который знает абсолютно всё, что происходит в компании. Мое участие есть в каждом процессе компании. Я горжусь своей командой кураторов, психологов, юристов, которая стала для меня семьей. Наши клиенты, суррогатные матери и доноры тоже становятся частью этой семьи. Любовь, забота и профессионализм- это то, что у нас в крови.
Я всегда встречаюсь со всеми клиентами лично. Изначально я работала одна, поэтому все этапы по подбору суррогатной мамы и до регистрации рождения ребёнка были в моих руках. На каждом этапе своей первой программы я чувствовала страх, так как я прекрасно осознавала всю ответственность моих решений. Теперь я хорошо знакома со всеми аспектами деятельности нашей компании. Сейчас я в себе абсолютно уверена. Уверена в своей команде, и нет такой ситуации, которая может выбить из колеи меня и мою команду.
Я рыдала два года над каждой историей. Каждая история уникальна по-своему, и каждая из них цепляет. Однажды была ситуация, когда очень серьёзный с виду мужчина общался со своей женой с помощью глаз, так как не мог сказать ни слова на первой консультации. Это же очень интимный вопрос. Этот мужчина был военным, он был генералом, но когда родился ребёнок, он плакал.
У нас в компании самый прогрессивный подход к суррогатному материнству: мы не скрываем суррогатную мать, мы общаемся с родителями больше, чем общаются другие. Показываем, что происходит, записываем всё на видеокамеру, с помощью современных технологий раскрываем информацию. Самое важное в нашей работе- это юридическое сопровождение.
Люди должны понимать, что у всех есть репродуктивные права, которые они должны защищать всегда и при любых условиях.

И знайте, вы станете родителями!

Анна Антонян
Генеральный директор
Моя основная задача- это контроль и организация всех рабочих процессов в агентстве.
Наши клиенты- это люди, которые не разбираются во всех тонкостях программ суррогатного материнства. У всех участников есть свои страхи и сомнения. Моя задача минимизировать это, дать понять что в каждой программе свои риски, но они минимальны. Понимание всего, что происходит и принятие рисков- залог спокойствия клиентов.
Пять лет назад я находилась в поиске работы. На тот момент за плечами было фармакологическое образование. Я уже управляла аптекой и поняла, что хочу перемен. Я никогда не интересовалась темой репродукции, но мне стало очень интересно. Сфера очень отличается от того, чем я занималась ранее.
Первая программа суррогатного материнства, которую я вела, была очень тяжёлой. У родителей был всего один эмбрион, причём давно замороженный. Это была последняя возможность в жизни иметь генетически своего ребенка. Произошло чудо, беременность наступила после первой попытки- родилась девочка. Я осознала, что значит моя работа, когда биологическая мать позвонила мне. Она плакала, благодарила меня и сказала, что я ангел-хранитель их семьи. Этот момент перевернул абсолютно всё, и с этого начался мой путь.
Позже оказалось, что почти все программы тяжелые, в каждой есть трагичная история семьи, которая хочет обрести ребенка. Учишься сопереживать, но не падать в это бездну грусти. Если упасть, то это может навредить процессу работы, суррогатным мамам и клиентам. Каждую историю я пропускаю через себя.
Я понимаю, что это часть моей работы и успешно справляюсь с этим. Мне очень помогает моя команда. Команда, с которой я работаю, это механизм, где всё слажено, без конфликтов. Но самое главное- все друг друга понимают, все болеют за то, чем они занимаются.
Мы каждый день работает над тем, чтобы подход к каждой программе был индивидуальным. В каждом случае схема работы разная, ведь не бывает одинаковых историй.

«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.»

Татьяна Зубкова
Руководитель сервис-центра
Я занимаюсь администрированием и сервисом в нашем агентстве.
Все женщины, которые хотят стать суррогатными матерями и донорами ооцитов- в моих заботливых руках: от первого звонка до вступления в программу. Я обеспечиваю жизнедеятельность офиса и забочусь о том, чтобы все отделы работали как часы.
Моя конечная цель- успешная программа суррогатного материнства, а это скоординированная работа кураторов и максимальная забота обо всех участниках процесса. Таким образом я выражаю свою любовь- я добротно выполняю свою работу. А самое главное- я чувствую себя как рыба в воде!
За несколько лет до того, как я устроилась на эту работу, у меня была своя тяжелая беременность. Я долго лежала в больнице на сохранении. В моей палате было несколько женщин, которые прошли через долгий путь к своему ценному ребенку, в том числе через ЭКО. В моей жизни не было цели заняться репродукцией- я была просто в поиске работы. В компании ФертиХелп уже работала моя подруга, которая посоветовала мне прийти на собеседование. Я понимала, что это благо для людей, у которых не получается родить детей. Поэтому отторжения к этой тематике и работе у меня не было. Я быстро влилась, а мой личный опыт сильно помог мне.
У нас отличная команда. Мы пример многообразия: возраст, социальный статус, интересы. У всех большой жизненный опыт, который позволяет дополнять друг друга. Каждая суррогатная мать может найти своего куратора, который будет с суррогатной матерью единым целым. Мы максимально открыты и прозрачны и это то, что отличает нас от других компаний. Мы всегда абсолютно честно ведем наши дела, что редкость. Более того, мы первое агентство, которое ввело программу заботы о суррогатных матерях- службу доул, которые помогают с комфортом пройти через роды.
У меня был момент, когда мне было тяжело признаться друзьям и родственникам, что я работаю в сфере репродукции. Все-таки репродукция- это не то, что обсуждают за обедом. Но в какой-то момент я стала этим гордиться. Я написала пост в фэйсбуке о своей работе и это был прорыв и огромный шаг для меня.
Мой круг общения- женщины старше тридцати лет. Они все считают, что мое работа суперкрутая, ведь мы даем возможность людям стать родителями, у которых шансов на это почти нет.
Я часто сталкиваюсь с недобропорядочными женщинами, которые хотят стать суррогатными матерями. С первого дня общения они просят деньги, хотя они еще даже не начали обследование. Или сразу начинают торговаться, для меня это не приятно. Очень хорошо, что мы можем отсеивать таких людей. С биологическими родителями такие женщины никогда не встретятся. Мы должны убедиться в порядочности женщины: она должна быть готова изменить свой образ жизни, содействовать нам. Если она не пойдет нам на встречу, то программа просто не состоится. Кроме этого, все женщины проходят психологическое тестирование. После мы уверены в них на сто процентов.
Каждая история суррогатной матери не простая. Одна из таких историй- про женщину с ребенком на руках, которая стала вдовой и поэтому оказалась в очень тяжелой жизненной ситуации. Другого способа заработать, кроме как выносить ребенка для другой пары, она не нашла. Знаете, обычно людям нужны деньги на покупку квартиры или на обучение ребенка. Но представьте крайне корректную и интеллигентную женщину, которая столкнулась с личным горем, но нашла в себе силы, чтобы помочь себе, а заодно и другим людям. Вся эта история- история преодоления страдания разных людей: биологических родителей, суррогатной матери. Теперь это часть моей личной истории, которая всегда будет в моей памяти и сердце.

Я безумно рада, что в каждом рожденном ребенке есть маленькая-маленькая часть моего участия.
Татьяна Ди-Пиерро
Руководитель отдела ведения беременностей
Я руковожу отделом сопровождения, ведения беременности, вопросами официальной регистрации детей. Моя задача- быть связующим звеном, которое осуществляет взаимодействие клиентов и суррогатных матерей. Самое важное в моей работе- сохранность информации.
В свое время я занималась продажами. Три года назад решила сменить работу, и друзья посоветовали обратиться в компанию ФертиХелп. У меня были сомнения, потому что в нашем обществе было и есть сильное негативное отношение к суррогатному материнству. Честно говоря, я не особо к нему прислушивалась. Для меня это была новая сфера. Всегда, когда вливаешься в новую структуру, приходится бороться с новыми страхами.
С первых дней работы начала расстраивать черта суррогатных мам: они не доходили до приёмов врачей. Долго договариваешься о сотрудничестве, долго общаешься, а потом человек просто выключает телефон. Всё. А ты стоишь под дождём возле метро и ждешь его. Коллеги подсказывали, что такое бывает. Теперь, конечно, даже на начальных этапах переговоров уже становится понятно, что этот человек из себя представляет. Все мы тут немножко психологи- знаем, чего ожидать от суррогатных матерей.
Каждый раз, когда ты видишь человечка, когда он ещё в состоянии пятнышка- это трогательно. И то как на него реагируют его биологические родители. Это моя огромная ежедневная радость
Однажды у моей нашей суррогатной матери случились преждевременные роды- двойня. Было видно как счастливы их биологические родители, а через сутки один из детей умер. Лёгкие перестали работать в один момент. Всех жалко, и второго ребёнка, и суррогатную мать. Но тут нет чьей то вины- это природа. Ситуации могут быть разными, поэтому нужно сделать всё максимально от тебя зависящее, чтобы финал был максимально благополучным. У нас это получается- это единственная грустная история за многие годы практики.
Моя команда очень мобильна, и я горжусь этим. Каждый сотрудник в любой момент может сорваться с места. Все готовы к новым начинаниям, веселы и бодры. Важно то, что мы абсолютно прозрачны во взаимоотношениях с клиентами и суррогатными матерями. Все условия обговариваются в начале сотрудничества. Оплата разбивается на несколько этапов. Есть много компаний, которые занимаются суррогатным материнством, но берут полную оплату. Если происходит преждевременные роды, или ещё что-нибудь, то деньги не возвращаются. Мы считаем, что это не честно.
Работа полностью проникла в мою жизнь. Я курирую беременных женщин, а это значит, что даже ночью жизнь кипит.
Наталья Баранова
Координатор донорских программ
Я занимаюсь развитием базы доноров ооцитов, работаю с донорами.
Раньше я работала в ресторанном бизнесе, но начала выгорать на работе. Знакомые рассказали об агентстве ФертиХелп. Я решила познакомиться поближе с новой сферой деятельности- подойдёт мне, или нет. За первую неделю я узнала всё изнутри и хотела понять, нравится мне это, или нет. В первый же день всё сложилось в один пазл благодаря отзывам людей, которые ищут доноров и суррогатных мам. Оказалось, что моя новая работа очень много значит для людей. Я увидела огромную доску с фотографиями «наших» детей со всех уголков мира и вдруг осознала это. Позже я встретила семейную пару, которая 15 лет пыталась обрести ребёнка. Для них моя помощь- последняя возможность. Все же 15 лет- это целая жизнь, это жизнь одного нерожденного ребёнка. И меня эта история очень поразила.
В сравнении с другими агентствами мы намного более открыты и ближе к клиентам. В любом случае, все люди визуалы. На месте родителей мне было бы сложно, если бы мне показали только детскую фотографию донора и фотографии его детей- я бы не смогла выбрать донора с полной уверенностью. Многие агентства так и поступают, но я бы хотела увидеть донора в реальности, пообщаться с ним. Но, к сожалению, не анонимное донорство в России запрещено. Поэтому мы предоставляем максимальное количество информации в рамках закона. Это фото доноров, фенотипические признаки, образование и информация, которая запрашивают клиенты дополнительно. Мы даем по запросу доступ к онлайн каталогу доноров, который обновляется каждый день. Кроме доноров, которые готовы к участию в программе, мы можем предложить замороженный биоматериал- экстренные случаи в ЭКО никто не отменял.
К донорам мы предъявляем высокие требования: внешность, здоровье и психологическое состояние. Из 16 заявок от женщин, желающих стать донорами, в программу донорства попадает только 1 женщина.
Самое важное для меня в моей работе- желание. Желание пробовать, делать маленькие шаги в сторону материнства и отцовства. Как это ни странно, я вдруг поняла, третий не лишний!
Валентина
Куратор программ донорства и суррогатного материнства
Я- куратор, а это значит, что я тот человек, который круглосуточно на связи с суррогатными матерями. Кроме этого, я участвую в отборе суррогатных матерей. Поток претенденток очень большой, поэтому нагрузка распределяется среди кураторов.
Я попала в сферу репродукции чисто случайно, так как моя подруга этим занималась. В этой сфере я уже более 9 лет. До этого я работала в другом агентстве, поэтому знаю всю кухню изнутри. Это именно моё место, и я надеюсь, что буду тут работать максимально долго. У меня самой двое детей. В своё время я очень хотела быть суррогатной матерью, но не вышло. Опыт, полученный в этих программах, очень помогает в моей работе, и я прекрасно понимаю через что проходят женщины, которых я курирую. 9 лет назад я даже не представляла, что такое количество людей нуждается в услугах суррогатных матерей и так много центров для людей, которые хотят детей, но не могут их иметь. Потрясает их смелость- они отчасти расстроены, потому что они идут по извилистому пути, ведущего к ребенку. Но в одно время я вижу в их глазах умопомрачительную смелость.
Моя мама была в шоке, когда узнала, чем я занимаюсь- первые пять лет даже не подозревала, где я работаю. Она думала, что я работаю в клинике администратором.
В предыдущем агентстве суррогатная мама, которую я курировала, с который мы дружили, родила на 26 неделе. Девочку выходили, но супруг написал отказ от ребенка вслед за матерью. Думаю, что она убедила мужа в том, что девочка не выжила. Девочку отдали в детский дом. Мне было очень обидно, что ребёнок выжил, но его отдали в детский дом. Когда я вспоминаю эту историю, она трогает меня до слез. Биологическая мама не смогла забрать ребенка, жизненные обстоятельства не позволили.
Сейчас мне важно работать с людьми, которые ценят права клиентов, детей и суррогатных матерей. Я рада, что в нашем агентстве таких историй просто не может произойти, здесь есть юридические гарантии для всех участников процесса, в том числе для рожденного ребенка. В сравнении с другими агентствами, в нашем заботливее относятся к суррогатным мамам.
Тут всё правдиво, ничего не скрывается- мы не утаиваем информацию о суррогатных матерях, хотя некоторые агентства это делают. Утаивая информацию о здоровье матерей, можно бы было увеличить количество программ и нашу прибыль, но результативность таких программ упала. Наша главная цель- рождение ребенка!
Ксения
Куратор программ донорства и суррогатного материнства
Вы не поверите, но я была суррогатной мамой агентства, родила малыша. Теперь я курирую программы суррогатного материнства в качестве сотрудника. Кто бы подумал, что решение стать суррогатной матерью кардинально изменит мою жизнь. Мы всей семьей переехали из Алтайского края- у меня началась новая жизнь.
Очень важно, что мнение о компании не изменилось в тот момент, когда я начала работать в качестве куратора. Ведь суррогатной матерью я была в этом же агентстве. При общении с суррогатными матерями я делюсь своим опытом, и многие говорят: "Ты меня успокоила." Мамам бывает психологически тяжело и поэтому особенно важно, если равный консультант всегда есть под боком.
Коллектив здесь потрясающий, для меня эти люди- вторая семья.
Меня тронул мой опыт суррогатного материнства. У меня были прекрасные отношения с биологическими родителями, меня поддерживали. Смотришь на них- они такие счастливые. Замечательные люди.
Кроме этого, я сама акушерка. Немного другая, конечно, специфика, но близко. Как профессионал хочу отдельно отметить, что доктора, с которыми мы сотрудничаем просто фантастические. Поверьте, я вижу хороших врачей с первого взгляда.
Сипро
Куратор программ донорства и суррогатного материнства
Я начинающий координатор суррогатных матерей
Искала работу, нужно было найти себя, но главное, что я хотела помогать людям. Тогда-то я и поняла, что суррогатное материнство- это помощь. По образованию я провизор, у меня высшее фармакологическое образование, это очень близко к медицине.
За несколько лет работы у меня кардинально изменилось отношение к суррогатному материнству и донорству. Я вдруг осознала, что это реальная проблема и есть огромное количество людей, которые столкнулись с ней.
За короткое время работы я уже начала курировать одну суррогатную маму- она даже успела забеременеть. Для меня это-абсолютное счастье.
Сейчас я пытаюсь понять, чем наша компания отличается от других. Уже есть то, в чем я абсолютно уверена. Мы человечны, мы не относимся к людям бездушно. А это самое главное- понимать, что это реальная помощь, а не просто оказание какой-то услуги.
Нелли
Куратор программ донорства и суррогатного материнства
Я новый куратор, работаю меньше месяца в компании. По образованию провизор, работала в аптеках. Узнала о компании от директора Анны, мы вместе учились. Она пригласила меня на работу.
Первая неделя была достаточно смутная, так как всё-таки это специфическая отрасль. В нашем обществе тема репродукции не обсуждается в открытую, поэтому было много непонятного. Даже за недолгое время работы я увидела успешные результаты работы агентства. Очень много приятных эмоций.
Я напрямую работаю с суррогатными мамами. Для меня было сюрпризом, что они могут быть неответственными, не соблюдают рекомендации врачей. Но у нас в компании довольно сложный контроль и система отбора суррогатных мам. Такие женщины до программ суррогатного материнства не доходят. К примеру, моя подопечная из другого города должна была приехать в Москву. Мы организовали дистанционное первичное обследование, проезд, назначили встречи с врачами. Это заняло две недели. В день встречи в Москве она просто добавила мой телефонный номер в черный список. Коллеги звонили, у них шли гудки, а у меня нет.
В интернете есть много форумов, на которых суррогатные матери и биологические родители обсуждают агентства. Оттуда я узнала, что в других агентствах могут спокойно не соблюдаться договоренности. Я рада, что это не про нас. Я знаю нашу команду изнутри, и мы трепетно относимся к каждому человеку: биологическим родителям, суррогатным мамам, донорам.
Недавно к нам в офис приехала семья с ребёнком на руках. Ребенок был «наш». Вы не представляете сколько было тепла и благодарности в глазах родителей.